http://vbunkere.com/
Skip to content
 

Первосортное качество в эмпиреях

Сегодня в рубрике «Бизнес-цитата» мы впервые рассказываем о персоне женского пола. В преддверии праздников мы не могли обойти стороной «изобретательницу» самого популярного новогоднего напитка. Когда-то французы сочинили песенку о шампанском, в которой есть такие слова: «Весельем мир обязан монаху и вдове». Это истинная правда: монах Дом Периньон выделил мутный осадок в шипучем виноградном вине и решил, что именно он портит этот божественный напиток. Его дело продолжила вдова винодела Франсуа Клико Николь Барб Клико-Понсардэн — именно она придумала способ, как этот возмутительный осадок удалить.

«Ты прославишься после замужества!»

Мадам Николь Барб Клико-Понсардэн не отличалась ни легким нравом, ни уживчивым характером, ни добродушием, ни щедростью, она не очень часто веселилась. Она росла в семье довольно прагматичных буржуа, впрочем, с аристократической начинкой: титул барона ее отцу пожаловал лично император Наполеон. Есть семейная легенда, согласно которой ее матушка часто говаривала: «Ах, Николь, я знаю, ты прославишься вскоре после замужества». Поэтому самым радостным наверняка был день ее свадьбы в 1798 году. В семью удачливого производителя и торговца винами Филиппа Клико, в Реймс, столицу Шампани, в белоснежный собор съехалась вся округа. Похоже, эта двадцатилетняя девушка знала, что делает: отец ее супруга был смелым предпринимателем, одним из первых он организовал торговлю под семейной вывеской Clicquot и даже перешел границу края: уже в 1780 году первая корзина вина от семейного дома Clicquot отправилась за пределы Франции, в Москву.

В год свадьбы новоиспеченный муж и наследник, Франсуа Клико приобщается к делу в полной мере и в первую очередь расширяет штат. Надо сказать, в доме Клико умели подбирать кадры: начиная с 1801 года его помощник, Луи Бон, предок современных менеджеров, без устали колесит по свету в поисках рынков сбыта. В 1804 году он впервые попадает в Россию, откуда забрасывает патрона письмами с предсказанием неминуемой удачи в этой стране.

Вдова Клико

Но капризница-удача почему-то отвернулась от дома Клико на самом подъеме семейного бизнеса: через семь лет после свадьбы скоропостижно умирает молодой господин. Как жить без Франсуа? Мадам Клико в горе и отчаянии. На ее руках в одночасье оказались фамильный замок, виноградники, требующие постоянного ухода, и целое подземное королевство: подвалы протяженностью 24 километра. Поразмыслив короткое время, двадцатисемилетняя вдова решает сама продолжать дело супруга.

Во главе империи

Весь Реймс взбудоражен: женщина — и вдруг во главе солидного семейного дела! Ведь считалось, что едва женщина приблизится к подвалам, вино превратится в уксус. Но мало кто знал, что с первых же лет супружества Франсуа Клико посвящал свою юную жену в тонкости превращения янтарного сока в шипучее вино. Поэтому вдова кое-что понимала в производстве шампанского.

Но чтобы прекратить пересуды, она призывает многочисленных помощников мужа, в первую очередь Луи Бона, она заставляла его подробно докладывать о малейших происшествиях в поместье. Она хочет быть в курсе всего и год за годом изучает, фиксирует, анализирует все технологические подробности производства вина. Каковы температура и свет в подвалах, состав почвы, какова форма бутылок — вот что волнует ее. От трудностей приходилось отбиваться буквально каждый день: то неурожай, то злодейка-филоксера, пожирательница лозы. Мадам Клико даже пришлось продать все свои драгоценности, но ее это нисколько не огорчило. «Главное, добиться одного качества — лучшего», — говорила она. Так год за годом совершенствовалось знаменитое шампанское.

Вдова Клико и Россия

О шампанском «веселой вдовы» гуляки и знатоки «Северной Пальмиры» (поэтическая метафора Петербурга. — Ред.) уже знали не понаслышке. Шампанское становилось темой восторженных од, им начинались и заканчивались попойки гусаров и изысканные светские рауты, шампанское примиряло влюбленных, купцы скрепляли им удачную сделку, актеры отмечали премьеру, наконец, без шампанского не обходился Императорский дом — одним словом, в России не было человека, не знакомого с шампанским от «Vueve Clico Ponsardin», которое быстро было переделано в просто «Кликовское». Проспер Меримэ с нескрываемым удивлением писал: «Вдова Клико напоит Россию. Ее вино называют «кликовское» и не пьют ничего другого». Лучше всех об ощущениях от «Кликовского» отозвался Гоголь: «Ну, просто находишься в эмпиреях!» (эмпиреи — область блаженства, неземного существования, отрыв от действительности (перен.) — Ред.).

За несколько лет экспорт семейного предприятия увеличился до 110 000 бутылок, а самые большие поставки шли в Россию — 25 000 бутылок в год. Луи Бон регулярно проводил «маркетинговое расследование»: «Сообщаю вам радостную новость. Царица беременна. Если она родит наследника, в этой огромной стране будет выпито море шампанского. Только не говорите никому ни слова — наши конкуренты могут этим воспользоваться». Это донесение г-на Бона — одно из многих, которые сегодня хранятся в архивах, и оно превосходно объясняет секрет успеха удачливой вдовы. Ее конкурентам оставалось только гадать: не прибегает ли мадам к услугам темных сил?

Например, многие тогда ломали голову над причинами стремительного взлета Дома Клико и находили их в… фамильном гербе: при соединении фамилий супругов образовался рисунок, напоминающий якорь, который, как известно, является гербом Санкт-Петербурга. Знак судьбы? Но госпоже Клико-Понсардэн некогда было думать о тайнах каллиграфии — надо было отправлять в Россию все новые фуры с «Кликовским». Замуж больше она так и не вышла, и затейливый семейный герб Клико-Понсардэн, сегодня окончательно оформленный в виде якоря, гордо красуется на каждой бутылке.

Конечно, у Дома Клико были трудные времена. Например, император Наполеон несколько спутал планы Дома авантюрной русской кампанией. Правда, необычайная популярность «кликовского» от политического противостояния не угасала — по нему скучали, бережно хранили в подвалах остатки былых запасов и надеялись на лучшие времена. Они настали к удовольствию обеих сторон: к 1814 году, с блеском преодолев экономическую и идеологическую блокаду, Николь Барб Клико-Понсардэн с триумфом возвращается в Россию. Знаменитые «пузатые» бутылки, непременно в горизонтальном положении, чтобы сохранять букет шампанского, и непременно темного стекла, поскольку солнечный свет нарушит вкусовую гармонию, осторожно заворачивали в солому и везли бесчисленными телегами к восточным границам. «Вдову Клико» везде встречают с восторгом, все стремятся делать заказы непременно на целый год вперед, словно памятуя о недавней блокаде, а в родной Шампани госпожа Клико провозглашается Великой Дамой (по сей день знаменитый брют предприятия «Vueve Clico Ponsardin» называется именно так, «Grande Dame») — это поистине европейский успех.

Залог успеха — бесконечные заботы

Госпожа Клико мало реагировала на дифирамбы. «Только одно качество, первосортное!» — без устали повторяет она своим работникам. Ее можно назвать первой бизнес-леди своего времени. Она заставила всех прислушиваться к своему мнению, смело рисковала, всегда тщательно просчитывая запасной вариант, соблюдала правила игры и никогда никого не подводила, подавая пример честного отношения к делу.

В погоне за качеством она никогда не забывала о людях: поощрять работящих и преданных делу всегда было традицией этого предприятия. Подвалы Дома Клико хранят персональную память об успехах Дома на — каждый подвал назван по имени особо отличившегося работника.

Рабочие дни неутомимой вдовы не отличались один от другого. С утра она без устали снует по виноградникам, вычисляя, какой состав почвы лучше всего подходит именно этому сорту винограда. Прижимистая от природы, как истинная француженка, она все же покупает виноградники Grand Cru, которые в скором времени принесут ей новую, по-настоящему мировую славу. Она ведет бесчисленные записи, бесстрастно анализирует удачи и поражения. В 1816 году она первой изобретает «стол ремюажа», просто просверлив дырки в столе (ремюаж (фр. remuage) — способ избавления игристого вина от осадка при шампанизации в бутылках. — Ред.). С тех пор виноделы Шампани по ее примеру хранят бутылки в наклонном положении, постепенно меняя угол плоскости. Так темный осадок сам собой скапливается в горлышке бутылки. Конечно, его необходимо ежедневно «тревожить» — обязательно вручную изменяя угол поворота. Затем осадок удаляют, заморозив горлышко. Эти секреты втайне ковались в подвалах Николь Барб Клико-Понсардэн. Между прочим, бутылки с брютом «Grande Dame» в подвалах предприятия «Vueve Clicquot Ponsardin» до сих пор переворачиваются только вручную.

Империя вдовы Клико

Мадам Клико-Понсардэн прожила долгую жизнь: до 89 лет она удивляла помощников и конкурентов неукротимым духом предпринимательства, проявляла настойчивость и волю в самом малом деле. Детей у нее не было, и сегодня семейным предприятием управляют ее весьма далекие родственники. Сегодня Дом «Vueve Clicquot Ponsardin» — это настоящая империя шампанского.

По материалам lady-forever.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс